Ср, 18.10.2017
Днепропетровский клуб "Виноградарь"
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [12]
Поделись опытом [5]
Из личного опыта посетителей
Block title
Block content
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Поделись опытом

Болезни винограда. Оидиум.
Пользователи сайта могут получить полную версию книги.
Обращаться в клуб



Главы из книги:
ВРЕДИТЕЛИ, БОЛЕЗНИ и СОРНЯКИ на ВИНОГРАДНИКАХ.
УКРАИНСКАЯ АКАДЕМИЯ АГРАРНЫХ НАУК ИНСТИТУТ ВИНОГРАДА И ВИНА «МАГАРАЧ».
Ж. А. ЧИЧИНАДЗЕ
Н. А. ЯКУШИНА
А. С. СКОРИКОВ
Е. П. СТРАНИШЕВСКАЯ

Оидиум
Возбудитель — гриб Uncinula necator (Schwein.) Burr.— сумчатая стадия или Oidium tuckeri Berkl.— конидиальная стадия. Болезнь завезена из Северной Америки в Англию и там в 1845 году обнаружена в теплице садоводом Тукером. С 1850 года она распространилась по европейским виноградарским странам. Уже в 1852—1854 годах был нанесен огромный ущерб виноградарству Франции. В СНГ распространена во всех зонах виноградарства, однако вредоносность везде различная.
Признаки заболевания. При новом поражении конидиями, переносимыми ветром, через несколько дней на листьях появляются блестящие пятна, обычно ограниченные мелкими жилками. На верхней стороне листа их размер может быть от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров, на нижней — 2—3 мм. При внимательном рассмотрении и поворачивании листа блестящие пятна появляются и исчезают. Через 2—5 дней, в зависимости от погоды, эти пятна покрываются белым мучнистым налетом. Постепенно белый цвет начинает переходить в серый или пепельный (поэтому заболевание называют еще пепелицей), затем в бурый и коричневый, что обусловлено развивающимся некрозом эпидермальных клеток винограда под воздействием гриба.
Блестящие пятна четко выделяются только на листьях, мучнистый налет — на листьях и мелких ягодах. Серый налет хорошо виден на ягодах, особенно крупных. Коричневые пятна легко обнаружить на вызревающей или вызревшей лозе. При умеренном поражении лозы они не особенно велики и имеют характерную звездчатую конфигурацию (рис. 11). При очень сильном поражении коричневая окраска равномерно покрывает всю поверхность побега.
Весной в начальный период роста побегов на кустах, зараженных в предыдущем году, можно обнаружить очаговые побеги — источники инфекции текущего года. Отличительный признак таких побегов — наличие густого мучнистого налета, вначале белого, затем пепельно-серого цвета, сплошь покрывающего пластинку листа с обеих сторон.
Мелкие ягоды с белым налетом прекращают рост, коричневеют. Крупные при образовании сильных некрозов растрескиваются с одной или двух сторон. Края трещины расходятся, обнажая семена.
Впоследствии мякоть высыхает. Такие ягоды, а иногда целые грозди имеют бурую окраску (рис 12). Листья при сильном поражении деформируются, засыхают. Пораженные побеги плохо вызревают.
Распространение и вредоносность. В отличие от других грибных заболеваний винограда, развитию которых способствует влажная погода, оидиуму благоприятствует сухая. В Средней Азии и на Южном берегу Крыма оидиум — наиболее вредоносное заболевание; здесь в отдельные годы может погибнуть до 50—80% (Липецкая, Рузаев, 1958) и даже до 100% урожая винограда. Вредоносно это заболевание и в виноградарских районах, расположенных по побережью Черного и Каспийского морей, а также в Грузии, Армении и Азербайджане. Так, в условиях Краснодарского края оидиум наибольший вред причиняет виноградникам на Черноморском побережье и в Темрюкском районе; в центральной зоне проявляется в отдельные годы (Стороженко, 1970; Справочник виноградаря Кубани, 1981). В Крыму оидиум наиболее вредоносен на Южном берегу (от Фороса до Алушты) и в районе Судака, менее вредоносен — в степной части.
В полевых условиях поражаются сорта: в Средней Азии — Хусайне, в Азербайджане — Ркацители, в Армении — Воскеат, Арарат, Мускат александрийский, Мускат белый, Ркацители (Принц, 1962), на Кубани — Фетяска белая, Совиньон, Каберне-Совиньон, Мцване, Мускат кубанский, Молдова (Пузанова, 1990), в Одесской области — Серексия, Фетяска белая, Пухляковский, Красностоп золотовский, группа Мускатов, Карабурну, Пино черный (Маречек и др., 1967), в Крыму — группа Мускатов (Сейдаметов, 1939; Николаев, 1961), Каберне-Совиньон (Сейдаметов, 1939), Кокур белый, Рислинг, Фурминт, Гарс Левелю, Хусайне, Катта-Курган, Кишмиш, Тербаш (Николаев, 1961), на Южном берегу Крыма — Аскери, Баян ширей, Белорозовый, Будешури тетри, Гарс Левелю, Десертный, Жемчуг Саба, Италия, Карабурну, Каталон зимний, Кировабадский столовый, Кишмиш белый овальный, Кишмиш красный, Королева виноградников, Маранди шемахинский, Мускат александрийский, Мускат ВИРа, Нимранг, Паркент, Пухляковский, Сверхранний бессемянный Магарача, Султани, Тайфи розовый, Триумф белый, фурминт, Халили белый, Чауш белый, Чинури (Якушина и др, 1990). Наиболее устойчивы к оидиуму сорта: в Азербайджане — Матраса, в Армении — Саперави, Мерло, Шасли белая, Рислинг, Алиготе, Матраса (Принц, 1962), в Одесской области — Шасла белая, Шасла розовая, Алиготе, Семильон, Александроули, Мерло, Галан, Матраса (Маречек и др., 1967), в Крыму — Алиготе (Сейдаметов, 1939; Николаев, 1961), Семильон (Сейдаметов, 1939), Сильванер, Шасла, Тагоби, Матраса, Баян ширей (Николаев, 1961), на Южном берегу Крыма — Изабелла, Гольден мускатный, Каберне-Совиньон, Рислинг, Рубиновый Магарача, Сенсо, Совиньон, Юбилейный Магарача, Мустарди черный, Мускат фрунзенский, Мюллер-Тургау, Первомайский, Совиньон зеленый, Траминер розовый, Алеатико, Андижанский черный, Буланый, Гуляби дагестанский, Кишмиш Магарача, Кокур белый урожайный, Краса Дона, Красностоп золотовский, Лернату, Мадлен Анжевин, Мерло, Мускат белый, Мускат черный, Плечистик, Ранний ВИРа, Ркацители, Таврида, Тербаш (Якушина и др., 1990).
Биология оидиума. Гриб — возбудитель оидиума — зимует в виде толстостенного мицелия на однолетних побегах, латентного мицелия между чешуйками почек, клейстокарпиев — плодовых тел. В странах Запада зимующий мицелий обнаруживается преимущественно в глазках (Ravaz, 1937; Branas, 1943; Lafon, Couilland, Hude, 1959; Boubals, 1961). W. B. Hewitt (1957) указывает на этот способ зимовки как на единственный для Калифорнии. Некоторые ученые бывшего СССР — Я. А. Сейдаметов (1939), П. М. Штеренберг (1961), Я. И. Принц (1962) — считали наиболее распространенным способом перезимовки — сохранение мицелия в почве. Однако другая группа исследователей — К. М. Степанов (1948), Д. К. Тетеревникова-Бабаян (1951) в Армении, Н. Г. Запрометов (1951) в Средней Азии, Д. Д. Вердеревский (1961) в Молдавии, Е. К. Засс (1968) на Южном берегу Крыма,— установила, что основным источником первичной инфекции является толстостенный мицелий на побегах. В целом для Крыма Е. К. Засс было установлено, что толстостенный мицелий на однолетних побегах является основным источником первичного заражения на ЮБК, в степной зоне Крыма гриб благополучно перезимовывает в почках, в предгорной зоне оба способа перезимовки можно считать равноценными. Это совсем не означает, что на ЮБК почки не содержат зимующего мицелия гриба. В данном случае эти кажущиеся противоречия отражают не качественную, а количественную сторону процесса перезимовки. При благоприятных условиях количество первичных источников заражения в начале вегетации всегда больше в тех зонах виноградарства, где есть условия для сохранения грибницы в зимний период. Основной фактор, убивающий толстостенный мицелий на лозе — развитие сапрофитных грибов и бактерий на поверхности лозы, особенно в условиях укрывной культуры. Уничтожают источники заражения и морозы. Толстостенный мицелий переносит более низкие температуры, чем виноградная лоза, но на погибшей от морозов лозе источников первичной инфекции не образуется. В этих условиях сохраняется и является источником первичной инфекции только латентный мицелий в почках, поэтому количество заразного начала на таких виноградниках значительно меньше и в начале вегетации здесь темпы развития оидиума значительно ниже по сравнению с виноградниками, где кроме инфекции в почках может сохраниться несравнимо больше инфекции на лозе.
Роль клейстокарпиев в первичном заражении аскоспорами впервые исследовалась Галловейем в 1895 году. Попытки закончились неудачно и за последующие почти 100 лет прямые исследования не принесли успеха экспериментаторам Америки, Европы и Азии, за исключением группы авторов из Средней Азии — Д. Б. Асланова (1961), Расулова (1963) и О. Б. Мусиновой (1963), которым удалось получить заражение листьев аскоспорами. Однако методика опытов Аслановым и Расуловым не описана, а в опытах Мусиновой не было строгой изоляции листьев до заражения аскоспорами.
Весной с началом вегетации винограда происходит и развитие гриба — возбудителя оидиума В лабораторных условиях можно наблюдать, как из толстостенной грибницы отрастают толстостенные светлые клетки, а через две недели от них начинает расти в длину тонкостенный, бесцветный, септированный мицелий с удлиненными клетками и односторонними боковыми отростками через равные промежутки. Если зимующий мицелий расположен в непосредственной близости от основания молодого побега, он проходит несколько междоузлий, не образуя разветвлений. Если гифа отрастает из толстостенного мицелия, находящегося на некотором расстоянии от основания зеленого побега, то разветвления образуются сразу же на первых междоузлиях и через некоторое время побег покрывается густым войлочным налетом гриба, вначале только с солнечной стороны. Образование таких очагов первичного заражения в природе происходит не одновременно. По наблюдениям Е. К. Засс, в 1962— 1965 годах на ЮБК на одних и тех же участках появление очаговых побегов растягивалось в разные годы от 11 до 22 дней (в календарных сроках от 8 мая до 10 июня) и соответствовало фазам развития растения от образования 5—6 листьев до цветения.
Вторичное заражение происходит конидиями, переносимым» ветром, иногда на значительные расстояния. Попадая на зеленые части куста, конидии прорастают. Скорость прорастания зависни от температуры. Прямыми экспериментами многих авторов установлено, что при температуре 4—6 °С оно происходит в течение 17—19 дней, в то время как при оптимальной температуре 24— 27 °С для этого требуется менее двух часов (Jossifovitsch, 1923 Принц, 1937; Сейдаметов, 1939; Delp, 1954).
Ветвление мицелия происходит через равные промежутки и отрастание новых гиф очень упорядочено, иногда почти параллельно При рассматривании под микроскопом в период до образования конидиеносцев это упорядочение гиф мицелия является отличительным признаком развития данного гриба. Очень часто ряд одних параллельных гиф пересекается другим рядом параллельных гиф также расположенных на листовой пластинке через равные промежутки. Такое упорядоченное расположение гиф обусловливает блестящее пятно на зараженном листе при солнечном освещении (наблюдения А. С. Скорикова).
Гифы гриба располагаются довольно близко к поверхности листа и прикрепляются к нему гаусториями, которые проникают в эпидермальные клетки, а иногда и в клетки мезофилла. Через гаустории осуществляется питание гриба.
Спустя 2—3 дня, а иногда и 2—3 недели после образования мицелия (в зависимости от температуры) на гифах появляются прямостоящие отростки — конидиеносцы, на концах которых цепочкой располагаются конидии,— от 2 до 8, но чаще — 4 (рис. 13). Во влажную погоду конидий на конидиеносцах больше, в сухую — меньше, потому что в сухую погоду они легче уносятся ветром.
Толщина гифы 10—12 мкм. Размеры конидий варьируют в большей степени. Средняя их ширина — 15—20 мкм, длина — 25—35 мкм.
При внедрении гаустории в клетку некроз образуется довольно быстро. Первые некрозные клетки можно обнаружить под микроскопом на стадии блестящих оидиумных пятен. По результатам исследований Е. К. Засс (1968), образование некроза внутри клеток происходит по-разному у различных сортов. У одних сортов, например у Жемчуга Саба, некроз начинается от оболочки клетки, у других, например у сорта Изумрудный, от ядра клетки, затем темнеет плазма. В этот период охватывающие одну—три клетки некрозы еще не видны простым глазом, а мельчайшие точечные некрозы состоят из 10—13 рядов клеток и имеют в ширину 100—125 мкм. У устойчивых сортов при микроскопировании наблюдаются отдельные некротические клетки с отмершими гаусториями.
Летом и особенно осенью при ухудшении условий питания гриба наблюдается утолщение отдельных участков мицелия. Под микроскопом видно, что стенки оболочки таких утолщающихся гиф становятся резко очерченными, происходит отслоение содержимого от оболочки. Клетки приобретают бурую окраску. При сплошном густом налете близко расположенные гифы срастаются. Этот процесс происходит на всех зеленых органах растения и усиливается при некрозе эпидермальных клеток растения-хозяина. В таком виде мицелий приспособлен к длительному перенесению неблагоприятных условий, в том числе и зимовки.
С конца августа по ноябрь происходит образование клейстокарпиев при одновременном обильном развитии конидиальной стадии (схема развития оидиума представлена на рис. 14). Если по каким-то причинам развитие гриба угнетается, что проявляется в ослаблении развития конидиальной формы, то и образование клейстокарпиев замедляется или прекращается вовсе. Периоду образования клейстокарпиев предшествует слияние гиф и появление удлиненных конидий (осенняя форма развития болезни). Образуются клейстокарпии на отростке гифы в виде округлого бесцветного образования. При достижении размеров более 10 мкм они начинают принимать светло-желтую окраску. В дальнейшем на поверхности образуются тонкие, толщиной 7 мкм, отходящие в разные стороны 20 придатков, которые по мере созревания клейстокарпиев вначале изгибаются, а затем их концы спирально закручиваются. Диаметр зрелых клейстокарпиев обычно около 100 мкм, длина придатков 300—350 мкм, цвет темно-коричневый. При относительной влажности воздуха около 100% часть клейстокарпиев растрескивается уже в октябре (Засс, 1968) с выделением 3—6 асков размером около 50 мкм, в которых расположены 4—6 аскоспор ярко-желтого цвета. Размер аскоспор 10—15 мкм. Клейстокарпии представлены на рис. 15.
Многие исследователи пытались сохранить сумчатую форму до весны в лабораторных условиях, в кроне куста, на поверхности почвы и в почве; часть клейстокарпиев сохранялась без внешних изменений, но при раздавливании их или при естественном растрескивании во влажной камере жизнеспособность асков не обнаруживали. Это позволило К. М. Степанову (1948) утверждать, что сумчатая стадия практического значения не имеет.
Влияние внешних условий на развитие оидиума. Температура. Скорость развития болезни прямо зависит от температуры. Наиболее подробно изучили эту зависимость Кобиашвили в Грузии (по: Принц, 1937), Сейдаметов в Крыму (по: Степанов, 1948), Delp (1954) в Калифорнии. Фрагментарные сведения имеются у многих авто¬ров, проводивших исследования, связанные с экологией оидиума. У Кобиашвили и Сейдаметова построены графики развития генераций гриба, которые отличаются по абсолютным значениям, но имеют одинаковый характер. Большинство сведений других авторов, в том числе и Delp, ближе к результатам Кобиашвили, поэтому мы приводим его график зависимости скорости развития генерации от температуры (рис. 16). За развитие генерации прини¬мается период от нанесения спор гриба на здоровую поверхность растения до образования новых спор. Прорастание конидий, по данным Кобиашвили, возможно уже при 5 °С, внедрение гаусторий в ткани винограда — при 8 °С, по данным Delp,— при 7,2 °С. При повышении температуры скорость развития колоний патогена возрастает и при температуре 25 °С развитие генерации, по Кобиашвили, происходит за 7 дней,, по Delp, — за 5 дней. При дальнейшем повышении температуры развитие замедляется, а затем прекращается, вначале гибнут споры, потом и мицелий. Для практиков-виноградарей одинаково важны сведения об экстремальных климатических условиях как способствующих развитию эпифитотии, так и препятствующих ей. Ослабление болезни на листьях начинается при повышении температуры до 27 °С, на ягодах — до 30 °С (Засс, 1968). При 29—30 °С прекращается образование конидий, а при 35—37 °С гибнет и мицелий (Принц, 1937). По данным Delp (1954), устойчивость гриба несколько выше. Максимальная температура, при которой удавалось препятствовать заражению листа, составляла 333 °С, хотя встречались случаи, когда споры прорастали и при более высоких температурах. При температуре 40 °С через 6 часов погибали колонии гриба, предварительно выращенные при других температурах.
Влажность. Капельная влага существенного влияния на развитие оидиума не оказывает, хотя, по данным калифорнийских исследователей, при достаточном содержании поверхностно-активных веществ она может уничтожать грибницу. О влиянии относительной влажности воздуха на развитие гриба в литературе приводятся самые противоречивые сведения, но после опубликования результатов исследований Delp (1954) этот вопрос можно считать окончательно решенным. Прямыми экспериментами было установлено, что конидии гриба на стеклянной пластинке способны прорастать при относительной влажности воздуха ниже 10%, а это согласуется с утверждением микологов о способности к прорастанию конидий мучнисторосяных грибов при 8—10% относительной влажности (Тупеневич, 1948). В его опытах по искусственному заражению листьев винограда, проводимых при оптимальной для развития гриба температуре, прорастание спор, внедрение гаусторий и развитие колоний были нормальными независимо от относительной влажности воздуха; результаты этих опытов указывают на отсутствие прямого влияния относительной влажности воздуха на жизнеспособность гриба — возбудителя оидиума, но не отрицают косвенного влияния, тесно связанного с фитоклиматом. Так, П. И. Николаев (1952), про¬водя исследования по биологии милдью, отметил, что между температурой и относительной влажностью воздуха в кроне куста и окружающего пространства существует значительное различие. Позднее Е. К. Засс (1968) было также установлено на основании четырехлетних наблюдений, что даже на южнобережном винограднике со слабым развитием кроны виноградных кустов температуры в кроне куста и в окружающем пространстве могут быть очень различны. Причем, эти отличия тесно связаны с относительной влажностью воздуха. При относительной влажности 30% разность может составлять 3—4 °С, при 80% — не превышает 13 °С. Это объясняется как разной теплоемкостью сухого и влажного воздуха, так и изменением транспирации листового аппарата. Из сказанного следует, что колебания относительной влажности воздуха могут изменять температурный режим внутри кроны и таким образом влиять на жизнеспособность гриба.
Освещенность. Болезнь развивается гораздо сильнее в тени и при рассеянном свете, чем на ярком солнце. Это утверждение не всегда справедлива Гриб — возбудитель оидиума не может развиваться в темноте, ему нужен свет. На родине (в. Северной Америке) условиями его существования были лесные сообщества, где он полностью сформировался как вид. Попав в дальнейшем на культурные виноградники, гриб оказался в лучших условиях питания (самое сильное повреждение в равных условиях произрастания на сортах вида Витис винифера) и большей частью в худших, на хорошо освещенных плантациях монокультуры. Идеальные условия для развития гриба — смешанные насаждения (на приусадебных участках), когда виноград затенен высокорослыми деревьями. По экологическим условиям к ним приближаются арочные и беседочные системы ведения культуры, где условия для развития болезни значительно лучше, чем на шпалерах.
На протяжении сезона и по годам солнечная освещенность неодинакова, что сказывается на развитии гриба и степени развития болезни. Я. И. Принц, указывая на угнетение гриба прямыми солнечными лучами, объяснял это повышением температуры освещенной поверхности до 30 и более градусов. Но в то же время он отмечал и другое явление: в Закавказье в мае соцветия, а в июне молодые ягоды, непосредственно обращенные к солнечным лучам, покрываются сильным налетом оидиума; в июле сильный налет оидиума замечен только на кистях в тени куста. На ягодах, которые висят открыто, налет заметен только с затененной стороны. Е. К. Засс в своих наблюдениях в 1961—1965 годах на ЮБК отмечала подобное явление на побегах и листьях. Так, при первичном заражении гифы, отрастающие из перезимовавшего толстостенного мицелия, располагаются с наиболее освещенной стороны побега. В весенний период листья сильнее покрываются колониями гриба с верхней стороны, летом — с нижней и осенью — вновь с верхней. Ею были собраны сведения за 1962—65 годы по достигающей поверхности почвы интенсивности солнечной радиации, суммарной и коротковолновой ее части. Анализ показал, что гриб хорошо развивается при интенсивности суммарной радиации до 3 кал-с/см, в т. ч. ее коротковолновой части до 2 кал-с/см с продолжительностью солнечного сияния в течение дня до 10 часов. При больших интенсивностях инсоляции и продолжительности воздействия болезнь ослабевает. При наблюдениях, проводимых сотрудниками ИВиВ «Магарач» (А. С. Скориков, Э. А. Асриев, Ж. А. Чичинадзе, Н. А. Якушина и др.) в Казахстане, на Тамани и в предгорной зоне Крыма в 80-х и начале 90-х годов, отмечалось, что условия для развития эпифитотий оидиума на производственных шпалерных виноградниках создаются во второй полови¬не вегетационного периода, когда вегетативная масса кустов развита до 70% и более. Но в разные годы этот период наступает в разные сроки — от середины июня до последней декады августа. В то же время на этих виноградниках небольшие очаги заболевания на единичных кустах отмечались в мае или июне. Причем часто болезнь проявлялась на отдельных органах виноградного куста: на ягодах, затем на гребнях, на побегах, то есть там, где визуально обнаружить первую стадию поражения невозможно. Поражение становится заметным только при появлении обильного спороношения. Поэтому при очень медленном развитии мицелия и отсутствии обширных некрозов и условий для спороношения болезнь обнаружить чрезвычайно трудно. В это же время на кустах, находящихся в затенении (приусадебные участки, парки и т. д.), развитие болезни протекает нормально, с поражением всех органов виноградного растения, достаточным спороношением и развитием некрозов на поражаемых тканях. Первыми признаками последующего бурного развития эпифитотии на производственных виноградниках являются: появление конидиальной стадии на ягодах, гребнях и лозе; поражение листьев (вначале среднего, а затем верхнего яруса) на кустах с первичной инфекцией и рядом находящихся кустов; общее заражение растений на участке. Этот процесс занимает, в зависимости от условий года, от двух недель до месяца. Таким образом, в исследуемых зонах виноградарства в годы с поздним развитием эпифитотии оидиума наблюдается отсутствие благоприятных условий для развития гриба, то есть избыточная солнечная инсоляция, особенно ее коротковолновой части. По мере запыления атмосферы в летний период интенсивность инсоляции коротковолновой части спектра уменьшается и условия для развития гриба становятся более благоприятными. В годы с преобладанием пасмурных периодов интенсивное развитие болезни начинается раньше и проходит более бурно; пары воды снижают суммарную радиацию.
Состояние растения-хозяина. Помимо метеорологических факторов большое влияние на развитие болезни оказывает состояние питающего растения. Horsfall и Dimond (1957) все болезни, вызываемые облигатными паразитами, разделили на две категории: высокого и низкого содержания сахара. По их классификации, многократно подтверждаемой последующими исследованиями, все болезни, вызываемые мучнисторосяными грибами, в том числе и оидиум винограда, относятся к болезням высокого содержания сахара. Groivnger (1956) рекомендует восприимчивость растений оценивать не только по абсолютному показанию Сахаров, но и по отношению общего содержания углеводов к неуглеводному остатку. При этом восприимчивость одного и того же растения может меняться по фазам развития и в зависимости от применяемой агротехники. Weinhold и Harley (1964) подтвердили это положение, установив факт устойчивости к мучнисторосяным грибам для листьев с более низким содержанием сахара и более высоким содержанием аминокислот. Все это очень важно для понимания вопроса о весеннем развитии болезни. При распускании глазков и начальном росте побегов в растениях содержится достаточно большое количество Сахаров, поступающих из древесины, но затем могут наступать периоды резкого понижения содержания пластических веществ. По исследованиям Барберона (по: Лазоревский, 1937), наиболее активный рост виноградных кустов — с середины мая до третьей декады июня. В этот период бурно образующийся молодой прирост является не производителем питательных веществ для растения, а их потребителем. Образованные ранее листья часто как бы перемещаются из зоны, сильно освещаемой, в зону частичного или полного затенения. Листья винограда являются производителями питательных веществ и при затенении и при освещении, но только в постоянных условиях; в условиях же изменяющейся освещенности требуется значительное время на адаптацию, поэтому в период бурного роста растения производительность листового аппарата снижена. В. Г. Александров и Е. А. Макаревская в 1926 году опубликовали результаты исследований о периодических изменениях в состоянии пластических веществ в различных органах виноградного растения, отмечая существенное сокращение их в период энергичного роста молодых побегов, листьев и соцветий. Этот период не абсолютен во времени и зависит от формировок, длины обрезки, соотношения многолетней биомассы к однолетней, применяемого удобрения, нагрузки, климатических условий и т. д. По мере затухания энергии роста происходит и стабилизация продуктивности. Повреждаемость одних и тех же сортов оидиумом в период бурного роста различна. Например, сильнее повреждаются беседочные формы с большим запасом многолетней древесины и, следовательно, с большим запасом пластических веществ на каждый растущий побег. В годы с сильной обрезкой (после подмерзания) и обломкой побегов развитие эпифитотии оидиума наступает позже и поврежденность кустов меньше.
Я. И. Принцем (1937) отмечалась очень важная особенность, которая заключалась в том, что на бутонах и цветах оидиум развивается менее интенсивно, чем на ягодах.
По мере созревания ягод поражаемость их снижается. Delp (1954) проводил специальные исследования заражаемости ягод винограда многих сортов при различной сахаристости. Он установил: при сахаристости выше 6% восприимчивость к заражению снижается, а при 8% — прекращается. Развитие гриба на зараженных ранее ягодах может продолжаться и при более высоком содержании сахара. Отдельные случаи спороношеиия наблюдал Delp при 15% сахара. Подобные опыты были повторены в Крыму в 1962—65 годах Е. К. Засс. По ее данным, ослабление болезни наблюдалось при 6—9% сахаристости, прекращение инокуляции при искусственном зараже¬нии происходило при 10—11 %. Развитие мицелия .и образование конидий на ранее зараженных ягодах продолжалось до 13—19% сахара, что с учетом современных требований к кондициям винограда может длиться практически до съема урожая. Белые сорта повреждаются сильнее, чем черные. В период сахаронакопления иногда наблюдается такая картина. Заражение ягод произошло еще при низком сахаре. Период развития мицелия визуально не определяется и урожай выглядит здоровым. При изменении условий или по прошествии определенного периода времени проявляется спороношение, а затем и некрозы; при уже достаточно высоком сахаре ягоды покрываются белым мучнистым, потом серым налетом, а иногда это со¬провождается еще и сильным повреждением гребней. В итоге резко снижается товарный вид и качество продукции.
Развитие гриба на побегах и гребнях прекращается только при их вызревании (одревеснении). Пока эти части растения остаются зелеными, на них может развиваться гриб. За последние десятилетия поражение побегов и гребней увеличилось, что особенно заметно в годы с поздним развитием эпифитотии. Упрощение агротехники, то есть практический отказ от зеленых операций, использование удобрений продлевают период роста кустов, отдаляют вызревание лозы; и при развитии эпифитотии даже в конце июля — августе налетом гриба покрывается не только верхняя часть побега, но и часто весь побег, включая и первые междоузлия. В предыдущие годы при соблюдении забытых ныне агроприемов (обломок, прищипывания и чеканки) в течение сезона поддерживалось гармоничное развитие растения, поэтому при позднем развитии эпифитотии однолетние побеги поражались не от основания, а только зеленые части. В настоящее же время (при современной промышленной технологии) нередко можно наблюдать, как в августе развитие гриба со средней части лозы распространяется в верхнюю и в нижнюю части, полностью охватывая весь побег. То же самое было замечено на значительном количестве побегов и в сентябре. В годы с теплой осенью это способствует накоплению большого запаса зимующей инфекции (А. С. Скориков).
Общее состояние куста отражается и на процессе вызревания гребней. На виноградниках, где рост кустов очень длителен, гребни иногда не вызревают до самого съема урожая и в период развития эпифитотии сильно подвержены поражению оидиумом. Это приводит не только к потере товарного вида продукции, но при сильном развитии болезни — и к усыханию гребней, увяданию ягод и прекращению их созревания.

Категория: Поделись опытом | Добавил: Эдвард (14.03.2010)
Просмотров: 8723 | Рейтинг: 2.0/4
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017